RU
Видео
Все страны Польша

Тюремный аспект решения по делу Кудлы: особое развитие со значительными последствиями

library image
© ECHR-CEDH

Своим решением в деле «Кудла против Польши», вынесенным 26-го октября 2000 г. коллегией в составе Большой Палаты, Европейский суд по правам человека впервые признал, что ст. 3 Конвенции гарантирует любому заключённому право на «условия заключения, совместимые с уважением его человеческого достоинства».

Как напоминает Франсуаза Тулькенс[1], решение по делу Кудла представляет собой «общую матрицу» права на защиту здоровья в тюрьме и права на гуманные условия заключения, которые в значительной степени являются доминирующими темами в тюремных разбирательствах, рассматриваемые Судом. С другой стороны, принцип права на условия жизни в тюрьме, совместимые с человеческим достоинством, распространился в судебной практике за пределы сугубо материальных аспектов размещения (см. статью Б. Пастр-Бельды). Суд опирался на этот принцип в таких разнообразных областях, как камеры строгого режима[2], личный досмотр[3], межэтническое насилие в местах заключения[4], пожизненное заключение, не подлежащее сокращению[5], и режим пожизненного заключения[6]. Информированный критик европейской судебной практики быстро определил принцип, включенный в решение по делу Кудла, как «статья 3 bis Европейской конвенции по правам человека«[7]. Несмотря на то, что это не является полностью основополагающим актом европейского тюремного права, поскольку Суд поставил перед собой задачу скорее выражения требований, изложенных ранее, решение по делу Кудла, несомненно, сыграло роль катализатора для понимания тюремных проблем. 

Созданный в контексте, ознаменованном переходом под его юрисдикцию огромного бывшего советского тюремного блока, все еще в значительной степени связанного с наследием ГУЛАГа (см. cкоро круглые столы по Украине и России), Суд взял на себя задачу перевернуть сферу наказания с целью избавить её от наиболее удручающих аспектов, до того, чтобы добиться «благополучия» заключенного. Помимо аспектов, касающихся физической и психологической неприкосновенности заключенного, Суд рассматривал его как гражданина, который, несмотря на то, что он лишен свободы передвижения, остается обладателем всех своих основных прав и может ими пользоваться. Большая палата торжественно подтвердила это в решении по делу Херст против Соединенного Королевства: «Недопустимо… что бы заключенный был лишен своих прав, предусмотренных Конвенцией только потому, что он находится в заключении в результате вынесения обвинительного приговора»[8]. Обязуя тюремную администрацию соблюдать принцип законности и обязательство прозрачности, Суд осуществляет юридическую, политическую и символическую реинтеграцию заключенных в общество.

Решение в деле «Кудла против Польши» глазами важных очевидцев дела

В следующем видео представители сторон, участвовавших в этом процессе, а также свидетели процесса, вспоминают обстоятельства принятия решения по делу Кудлы и поясняют его обоснование, а также то, каким образом оно повлияло на дальнейшую судебную практику ЕСПЧ в пенитенциарной сфере.

Русские субтитры доступны в настройках видео

Методы защиты прав заключенных, мобилизованные Европейским судом по правам человека

Беатрис Пастр-Бельда, специалистка по европейской юриспруденции в пенитенциарной сфере, анализирует механизмы, задействованные ЕСПЧ для защиты прав лиц, находящихся в местах лишения свободы.

Читать её статью здесь.


[1] Тулькенс, Ф. (2014). Les prisons en Europe: Les développements récents de la jurisprudence de la Cour européenne des droits de l’homme. Déviance et Société, vol. 38(4), 425-448. 

[2] Ван дер Вен против Голландии, № 50901/99.

[3] Фреро против Франции, № 70204/01

[4] Родич и другие против Боснии и Герцеговины, № 22893/05

[5] Кафкарис против Кипра [БП], № 21906/04.

[6] Н.Т. против России, №  14727/11

[7] Судр, Ф. «L’article 3 bis de la Convention européenne des droits de l’homme: le droit à des conditions of détention is conu respect de la dignité de la personne humaine», Mélanges G. Cohen-Jonathan, Bruylant, 2004. 1503.

[8] Херст против Соединенного Королевства (№ 2) [БП], № 74025/01